В Днепре рассказали историю уникального «небоскреба»: фото

В Днепре рассказали историю уникального «небоскреба»: фото

Фото Город 12 мая 2019, 20:44

В Днепре клуб Екатеринославское Общественное собрание — место развлечений екатеринославской элиты. С 1897 года клуб арендовал усадьбу дворянина Кизилова на Клубной улице (ныне ул. Воскресенская (до недавнего времени ул. Ленина). На крупном участке с садом размещались эстрада, летний ресторан и большое деревянное здание летнего театра. В декабре 1909 года, вскоре после смерти Кизилова, Общественное собрание выкупило у наследников его усадьбу. В том же 1909 году был объявлен конкурс на проект нового здания театра-клуба, победителем которого стал харьковский архитектор Александр Гинзбург. Рассказывает сообщество Екатеринославъ – Днепропетровск.

В новом здании предполагалось разместить клубные гостиные, залы для игры в лото, залы для игры в карты, концертный и театральный залы, ресторан, летнее кафе, контору клуба и необходимые службы. В первом этаже было предусмотрено несколько помещений магазинов, а на крыше — каток для катания на роликовых коньках. Несмотря на сложность планировки, её решение было сугубо рациональным. Здание имело разделённые общественную, клубную и служебную зоны. У театрального зала было два вестибюля: двухъярусный основной и специальный, предназначенный только для членов клуба. Для прислуги существовал отдельный корпус во дворе, соединённый с основным зданием переходом.

Оригинальное размещение театрального зала на 1400 мест в верхних этажах планируемого здания, значительно уменьшило площадь выделенного под его строительство участка. Это позволило сберечь обширный старый сад без значительных изменений. Строительство крупнейшего в городе развлекательного центра началось в 1910 году. Несмотря на сложность работ, предполагалось, что оно будет полностью завершено и начнёт работать в 1913 году. Уже в ходе строительства здание поражало горожан, окрестивших его «небоскрёбом».

Здание театра-клуба Общественного собрания оказалось слишком дорогостоящим и слишком современным для своего времени. В ходе строительства пришлось влезть в крупные долги, чтобы погасить которые клуб взял ссуду в харьковском Земельном банке. Кроме этого, запроектированные конструкции выполнить оказалось невозможно и толщину перекрытий пришлось увеличить. Из-за этого изменилась высота помещений, усложнились работы по устройству полов и пришлось отказаться от катка на крыше.

Начались проблемы и с вводом здания в эксплуатацию. В декабре 1912 года строительное отделение Губернского Правления разрешило открыть только первый и второй этажи. Помещения выше второго этажа требовали дополнительного утверждения в технико-строительном комитете Министерства внутренних дел. В начале 1913 года комиссия всё же разрешила устройство концертов в театральном зале, но проведение спектаклей было запрещено. Для публики был закрыт и театральный балкон, прочность которого, по мнению комиссии, требовала дополнительного испытания. Получить окончательное согласование в Петербурге клубу так никогда и не удалось.

Полноценная жизнь клуба Общественного собрания продолжалась недолго. В августе 1914 года, после начала Первой мировой войны, были введены «сухой закон» и запрет на азартные игры. Это привело клуб на грань финансового краха, поскольку только за счёт членских взносов, платы за посещение сада и билетов на концерты он существовать не мог. А с осени 1914 года помещения были заняты Военным ведомством под размещение эвакогоспиталя и склада мебели из учебных заведений, освобождённых под размещение госпиталей.

В мае 1916 года здание клуба было выставлено на торги за долг харьковскому Земельному банку. Его новым владельцем стало Товарищество на паях паровых мельниц «Кононенко и Пивоваров» в городе Лебедине Харьковской губернии. Как новые владельцы собирались использовать здание, осталось неизвестным. Вероятнее всего, что речь о его перестройке под мельницу всё же не шла и после войны здание должно было использоваться по прямому назначению. Пока же здесь продолжали работать организации военного времени. Сам клуб Общественного собрания продолжил работу в доме Тарнопольских на углу Екатерининского проспекта и Кудашевской (Баррикадной) улицы.

Во время большевистского переворота конца 1917 года, пулемёты с крыши клуба обстреливали штаб войск Центральной Рады в Главпочтамте. В 1919 году здание хотели передать для размещения Политехнического института, но как-то не собрались. Последние сведения об использовании здания во время гражданской войны относятся к осени 1919 года, когда здесь расположился отдел пропаганды Махновской республики. Дальнейшая его судьба не совсем понятна. Считается, что здание сильно пострадало во время боёв и поэтому было покинуто. Но вполне возможно, что никаких серьёзных разрушений не было. Дорогостоящее в содержании здание просто оказалось ненужным в новые времена и было покинуто. Вслед за этим в его, и без того запущенные и обветшавшие залы, пришли мародёры.

Только в апреле 1927 года здание было передано транспортникам под размещение клуба железнодорожников. Восстановительные работы начались уже в мае. На строительство были брошены значительные силы — 500 человек, которые должны были уложиться в короткий срок, несмотря на проблемы со стройматериалами. Клуб железнодорожников открылся осенью 1927 года — к 10-й годовщине Великого Октября. Он был одним из крупнейших в городе, способным вместить более 2000 посетителей одновременно (зрительный зал — 1100 мест, кинозал — 300, кафе-столовая — 250). Но клубная работа советского времени значительно отличалась от дореволюционной клубной жизни. Громадные залы оказались слабо востребованы, поскольку под размещение различных кружков требовались небольшие комнаты, найти которые удалось только переоборудовав большую часть служебных помещений и разгородив ряд залов первого этажа. С начала 1930-х годов третий и четвёртый этажи здания арендовал Театр русской драмы.

В 1941 году здание несколько пострадало от снарядов, но уже в конце года здесь открылся украинский музыкально-драматический театр, коллектив которого состоял из актёров, не успевших эвакуироваться. А после освобождения города зрительный зал был возвращён Театру русской драмы им. Горького. Клуб железнодорожников полноценно работал уже с 1944 года, а сад восстановили весной 1947 года. Правда, состояние здания, и так оставлявшее желать лучшего, ухудшалось год от года. Ежегодные дорогостоящие ремонты носили косметический характер. Здание красили, белили, замазывали трещины, меняли прогнившие части полов, укрепляли по мелочам и постоянно перепланировали. ДК старел и нуждался в ремонте проводки, водопровода, отопления и вентиляции. Крыша текла и при сильном дожде приходилось отменять спектакли. Скверная эксплуатация и время сказывались на состоянии конструкций. Деформации наблюдались во многих местах, из-за аварийного состояния закрывались залы и лестницы.

Во второй половине 1950-х годов ДК навсегда покинул театр им. Горького, и, наконец, было решено всерьёз заняться ремонтом здания. Проект капитальной реконструкции был разработан в 1957-60 годах. Он предполагал существенные изменения во внешнем облике, устройство скатной кровли, упрощение форм эркеров и многое другое. К счастью его так и не реализовали. Ремонт был начат в 1965 году по значительно изменённому проекту. Клуб возобновил свою работу в 1967 году, а ещё через 2 года в театре разместился Театр юного зрителя.

Дальше всё пошло по новому кругу. Ненормальная эксплуатация, неполноценные ремонты, заброшенность, аварийное состояние. На рубеже XX-XXI веков изрядно обветшавшее здание вновь пустовало. И наконец, в 2001 году его заняла Областная филармония. Спустя несколько лет был проведен капитальный ремонт. Здание театра-клуба Общественного Собрания охраняется как памятник архитектуры национального значения. Екатеринославский «небоскрёб» стал одним из первых в мире зданий в стиле конструктивизм, расцвет которого пришёлся уже на 1920-е годы.